Доменико Андреа Кампаначчи: На ЕОФ обсудим инновации в производстве эндопротезов и концепцию персонализированной хирургии

Об инновациях в эндопротезировании при костных дефектах и прогрессе ортопедической онкологии рассказал один из участников секции «Эндопротезирование коленного сустава» на ЕОФ – профессор Доменико Андреа Кампаначчи (Domenico Andrea Campanacci), профессор ортопедии и травматологии департамента медицинских наук Университета Флоренции (University of Florence), директор отделения ортопедической онкологии и реконструктивной хирургии в Университетской больнице Кареджи (Azienda Ospedaliera Universitaria Careggi).

Профессор Кампаначчи, вы участвуете в ЕОФ 2019 от компании LINK. Расскажите о продуктах и технологиях, которые будете представлять. На кого они ориентированы? Какие преимущества обеспечивают эти разработки?

Я представлю новейшие виды модульных и индивидуальных эндопротезов для реконструкции костных дефектов в ортопедической хирургии. Эти разработки нацелены на хирургов-ортопедов, применяются при дефиците костной ткани после обширных резекций опухолей или в сложных клинических случаях, таких как ревизии эндопротезов, посттравматические осложнения. Эндопротезы могут быть модифицированы с помощью специального покрытия для решения специфических клинических ситуаций, таких как ревизия при инфекционных осложнениях или аллергическая реакция на металлы.

Но самая инновационная разработка – это концепция персонализированной хирургии, в рамках которой конструируются и производятся специально спроектированные для пациента опилочные направители и эндопротезы, подходящие к конкретному клиническому случаю. Основными преимуществами такой концепции являются: сокращение времени операции, более высокая точность хирургического вмешательства при онкологических резекциях и точная подборка имплантата к сохраненной кости.

Вы много лет занимаетесь ортопедической онкологией. Какие ключевые тенденции заболеваемости можете отметить? Как изменились подходы к лечению пациентов с такими патологиями за последние годы?

За последние четыре десятилетия мы внесли огромный вклад в улучшение тактики лечения и клинических результатов при оказании помощи пациентам с первичными опухолями костной ткани. До внедрения системной химиотерапии в 1970-х годах спасти конечности удавалось лишь в 5% случаев, а уровень выживаемости пациентов не превышал 25%. В настоящее время более 90% конечностей удаётся сохранить при проведении хирургических операций, а уровень выживаемости при локализованной остеосаркоме и саркоме Юинга составляет 65%.

Помимо дооперационной химиотерапии, прогресс обусловлен внедрением новых технологий визуализации и хирургических методов. В частности, модульные ортопедические системы, созданные в 1980-е годы, а также использование массивных аллотрансплантатов и васкуляризованных костных трансплантатов способствовали всемирному распространению популярности операций по спасению конечностей. Совсем недавно применение интраоперационных технологий, таких как компьютерная хирургия (КАС), и создание специальных инструментов позволили повысить точность выполнения резекции, что снизило риск рецидивов и улучшило прогнозы для пациентов.

Расскажите, какие направления ортопедической реконструктивной хирургии вам наиболее интересны как исследователю и практику? Каким своим опытом и открытиями вы готовы поделиться с коллегами на ЕОФ?

Область моих интересов – от биологических реконструкций с использованием костных аллотрансплантатов, васкуляризованных аутологичных трансплантатов и лоскутов мягких тканей до хирургических реконструкций с использованием как модульных, так и изготовленных на заказ имплантатов.

В частности, на ЕОФ я хотел бы поделиться нашим опытом по модификации поверхности эндопротезов, которые будут использоваться в конкретном клиническом сценарии с целью снижения уровня инфекционных осложнений. Кроме того, я представлю наш опыт комбинации модульной ортопедической системы с массивными костными аллотрансплантатами для получения единой конструкции (allograft-prosthesis composites). В заключение мы обсудим с аудиторией последние достижения в области производства индивидуальных эндопротезов.

Что вам хотелось бы узнать у российских специалистов, занимающихся ортопедической реконструктивной хирургией?

Я глубоко уверен в ценности международных отношений, воспринимая контакты с зарубежными коллегами как культурное обогащение и уникальную возможность для обмена идеями. Хотелось бы узнать о современных тенденциях реконструктивной хирургии в России и попытаться обсудить с российскими докторами последние достижения в области хирургических технологий, чтобы оценить, какие вопросы остаются открытыми и обсуждаются в настоящее время. Попытаюсь дать на них ответы.

За многие годы медицинской практики вы выполнили более 4000 хирургических операций в области общей ортопедии. Есть ли среди них те, которые особенно запомнились? Если да, то почему именно они запомнились?

Я провел тысячи операций и отметил, что есть тенденция вспоминать самые успешные из них и забывать о неудачных. Но это большая ошибка, поскольку опыт неудач полезен, и способность сохранить его в памяти помогает избежать подобных случаев в будущем. Поэтому стараюсь запоминать как успешные, так и неудачные случаи, особенно в области ортопедической онкологии, ведь это возможность многому научиться благодаря пациентам.

Вы участвовали более чем в 250 национальных и международных медицинских форумах. Какие кардинальные отличия в развитии онкологической ортопедии вы видите в Европе, США, Азии?

Главное отличие заключается в количестве клинических случаев и концентрации пациентов в каждом центре. В связи с более высокой численностью населения и тенденцией к централизации существует несколько медицинских центров в Азии, особенно в Китае и Индии, где число пациентов гораздо больше, чем в западных странах и, как следствие, с положительными возможностями для развития конкретного опыта и ведения исследовательской деятельности.

Во всем мире в ортопедической онкологии широко используются как биологические, так и реконструктивные эндопротезы, но в каждой стране существует тенденция отдавать предпочтение тому или иному виду, в зависимости от философии национальной школы и имеющихся возможностей. Например, в Италии мы предпочитаем биологические реконструктивные резекции, в то время как в западных и азиатских странах становится все более популярным использование комбинированных эндопротезов. В странах, где имеются средства для развития костных банков, широко применяются аутотрансплантаты после радиационной или термической обработки.

В сфере ваших интересов находится трансляционная медицина, направленная на максимально быструю передачу открытий с уровня фундаментальных лабораторных исследований в практическое здравоохранение. Какие барьеры существуют сейчас при внедрении новых технологий в практику?

Темп прогресса стремительно растет, как в открытии новых лекарств, так и в разработке инновационных устройств, но путь от фундаментальных исследований к практическому здравоохранению стал длиннее, чем в прошлом. Бюрократия постепенно нарастает, включая комитеты по этике, ответственные за одобрение клинических испытаний, и Агентство по сертификации, перед которым поставлена задача по одобрению маркетинговой составляющей прибора. Кроме того, в конце процесса стоимость инновационной технологии должна быть доступной для конкретной системы здравоохранения, чтобы пациенты могли ее получить, а это пока не всегда удается обеспечить.

Что вам хотелось бы отметить в связи с участием в Евразийском ортопедическом форуме?

Хотел бы выразить признательность за приглашение впервые принять участие в Евразийском ортопедическом форуме. Я твердо верю, что международные отношения являются определяющими в нашей дисциплине, поскольку возможность наблюдать и сравнивать – это прекрасная возможность для профессионального и культурного роста. Особенно в таких областях, как ортопедическая онкология, ведь мы лечим редкие заболевания, и обмен опытом является значимым фактором для распространения научных знаний и общего прогресса.

Николай Дайхес: Федеральным медицинским центрам нужны собственные научно-производственные кластеры Костюм для доктора: как хирург и детский невролог запустили бренд нескучной медицинской одежды